Свежие комментарии

  • Руслан Богомолов
    Ну и для чего всё это усложнять? Зачем создавать ещё один государственный, да ещё и избираемый механизм, параллельное...Пенсионная идеоло...
  • Вячеслав Константинович Стародубов
    http://maxpark.com/user/632656317/content/676553Пенсионная идеоло...
  • Алекс Мар
    Нет, нет, и ещё раз - нет. Я тоже хочу, чтобы выжил ваш/наш народ. Но этого не будет, потому как туда замешались чужи...Соотношение русск...

Коммунизм или русская общинность?

                                1.Коммунизм

 

      Для начала попытаемся понять – что же такое коммунизм в марксистском понимании. Вот что пишет по этому поводу Ф.Энгельс в статье «Принципы коммунизма»:

…Каков должен быть этот новый общественный строй?

Ответ: Прежде всего, управление промышленностью и всеми отраслями производства вообще будет изъято из рук отдельных, конкурирующих друг с другом индивидуумов. Вместо этого все отрасли производства будут находиться в ведении всего общества, т. е. будут вестись в общественных интересах, по общественному плану и при участии всех членов общества. Таким образом, этот новый общественный строй уничтожит конкуренцию и поставит на её место ассоциацию. Так как ведение промышленности отдельными лицами имеет своим необходимым следствием частную собственность и так как конкуренция есть не что иное, как такой способ ведения промышленности, когда она управляется отдельными частными собственниками, то частная собственность неотделима от индивидуального ведения промышленности и от конкуренции. Следовательно, частная собственность должна быть также ликвидирована, а её место заступит общее пользование всеми орудиями производства и распределение продуктов по общему соглашению, или так называемая общность имущества.

Уничтожение частной собственности даже является самым кратким и наиболее обобщающим выражением того преобразования всего общественного строя, которое стало необходимым вследствие развития промышленности. Поэтому коммунисты вполне правильно выдвигают главным своим требованием уничтожение частной собственности…

      Итак, главным мейнстримом коммунизма является ЛИКВИДАЦИЯ института частной собственности. Даже если согласиться с тем, что речь идёт только о той частной собственности, которая используется для производства ТОВАРА, то остановится в обобществлении невозможно, хотя мелкобуржуазный бизнес обобществить практически очень тяжело. Пример с ЛИЧНОЙ рубашкой, например: предположим, что в студенческом общежитии у какого-то студента появилась какая-то очень красиво сшитая и расшитая рубашка, тот отдаёт поносить своим соседям на свидание с девчонками (произвести впечатление) за небольшую плату, и через месяц, когда её поизносили до неприличного состояния, накопил на две такие новые рубашки. Прибыль от такого бизнеса стопроцентная. Кому она принадлежит? Правильно, хозяину рубашки, ЧАСТНОМУ производителю товара-услуги.

    Именно поэтому, сперва строился недоразвитый социализм, начиная с НЭПа. Потом строился победивший в основном, с 1936 по конец пятидесятых, когда порядка 7% ВВП страны давали промышленные кооперативы, а в каждом городе и селе работала масса самозанятых частников (точильщики, сапожники, портные…). Государство тогда не лезло в обобществление ВСЕГО частного бизнеса, обеспечивающего огромную массу товаров и услуг народного потребления.

    Тем не менее, именно стремление полностью обобществить производство товара, убрать из этого процесса частный интерес и привели к полной ликвидации промкооперации в СССР к концу 1950-х годов и усиленному выдавливанию из производства самозанятого частника. Энгельс с Марксом были бы счастливы – теория была осуществлена практически. Частное производство на частном интересе было выдавлено из общественной жизни ПОЛНОСТЬЮ, перейдя в криминал, где с ним продолжали тяжело и не очень эффективно бороться государственные органы правопорядка.

    Да, ещё оставались колхозы, но число их сокращалось, вместо разорившихся, на их землях организовывались совхозы, да и сами колхозы с назначаемыми фактически сверху председателями всё более походили на госпредприятия с наёмными работниками.

    Но, как справедливо предвидели классики коммунизма, вместе с ликвидацией частной собственности исчезнет и губительная конкуренция, приводящая к жёсткой эксплуатации, кризису перепроизводства, обману и прочим оскалам капитализма. Однако, отсутствие конкуренции, построенной на частной инициативе, которую пытались заменить соцсоревнованием, как оказалось, ведёт к застою в экономическом развитии страны, если не решить проблему с воспитанием «нового» человека, способного творить не ради личного, а во имя общественного блага.

     Воспитание нового человека коммунистического будущего, которым партия большевиков занялась с первого дня своей власти в стране, стало приносить свои плоды. Теперь, в советском общежитии представить, что студент дал поносить свой костюм товарищам за оплату, было бы невозможно. Если такой владелец костюма и появился бы, то немедленно был бы подвергнут общественной обструкции, от него бы отвернулись все. Как будто в ответ на эту мощнейшую пропаганду коммунистической безвозмездности появилась ещё в пятидесятых годах шутливая песенка (в исполнении Утёсова) про купившего автомобиль гражданина. После того, как родственники и друзья достали его просьбами прокатить на этом автомобиле, он продал его и купил мотоцикл, но и на мотоцикле с одним пассажирским местом его без конца просили подвезти туда-сюда. Тогда он продал мотоцикл, купил велосипед и допел свою песню: «Счастлив я на нём, счастлив я на нём, счастлив я на нём второго места нет, да второго места нет».

    Вот так, возвратимся к студенту, который на ночных разгрузках вагонов подзаработал на новый костюм. Здраво рассудив, что в общаге этот костюм затаскают до дыр его друзья, он предпочтёт эти деньги спрятать так, чтобы и взаймы никто не просил (могут и не отдать, бегай потом за должником), или прокутить их, оставшись таким же нищим, как все, чтобы никто на него и не косился.

  Когда, к началу 60-х годов КПСС, в принципе, ликвидировала производство любого товара НЕ ГОСУДАРСТВЕННЫМ частным производителем, а воспитание нового человека коммунистического будущего казалось делом почти завершённым, произошёл знаменитый 22-й съезд, пообещавший построить коммунизм к восьмидесятому году.

    План этот провалился, и, хотя этот провал закамуфлировали построением РАЗВИТОГО социализма (недоразвитого коммунизма), стало понятно, что что-то в этой теории не так. Не вязалась она с реальной жизнью.

    Есть ещё один капитал, способный производить товар, который Маркс обозвал «волшебным» товаром. Если мы уйдём от мистики и волшебства основоположников коммунистической теории, то получим элементарный ЛИЧНОСТНЫЙ капитал знаний и умений ЧЕЛОВЕКА. Возьмём, к примеру, человека, обладающего прекрасной физической силой и выносливостью (личностный капитал), который предлагает вам услугу по переносу вашего тяжёлого чемодана. Он вам продаёт этот свой товар-услугу, вы ему платите. Чтобы обобществить производство и этого товара, в советское время грузчик, к примеру, на вокзале обязан был выдать вам билет-квитанцию на сумму полученного вами вознаграждения, а в конце работы сдать выручку в кассу, отчитавшись за выданные билеты (квитанции). Потом два раза в месяц (аванс, получка) ему выплачивали зарплату и премию за перевыполнение плана.

    Таким образом, теоретическое обоснование обобществления капитала, способного производить товар, для установления коммунизма получает своё завершение – обобществляется и личностный капитал человека, то есть сам человек.

    Поэтому уже в «Манифесте коммунистической партии» появляется намёк на ВНЕЭКОНОМИЧЕСКОЕ принуждение к труду в новом обществе: «Одинаковая обязательность труда для всех, учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия».

    Из этого следует, что Советский Союз прошёл свой путь построения коммунизма, общества с полным обобществлением капитала, который в пределе имеет и обобществление капитала личностного, то есть человека.

    Не берусь утверждать, что создание этого нового общества невозможно в принципе, если бы удалось создать человека обобществлённого, но… помнится Моисей 40 лет водил по пустыне 12 колен племени Израилева, чтобы переформатировать их менталитет, создать еврейский народ с новыми, нужными их богу качествами. И то плоховато получилось. А тут, как ни старались коммунисты оградить советского человека от внешнего влияния, как ни замыкались, а пустыни не получилось. Уж одни только миллионы солдат, побывавшие в Европе в ВОВ, убедились, что побеждённые как-то получше жили и живут без коммунизма, чем они в стране с коммунистической идеологией. В таких плохо изолированных условиях и 70-ти лет оказалось мало.

    В результате того тупика, в который загнала страну коммунистическая теория, СССР уничтожил конкуренцию (мечта Энгельса) не только внутри себя, что стало тормозить его развитие, но проиграл конкуренцию, в первую очередь за души людей, западному частнокапиталистическому обществу. Вот тогда часть партийно-хозяйственной номенклатуры не нашла ничего лучшего, как совершить открытую контрреволюцию. Сделали они это по-русски наотмашь.

«…Коли бить, так сгоряча,

Коль рубить, так уж с плеча…»

    В результате, как и в 1917-ом, страна свалилась в хаос. Началось ослабление государства вплоть до его разрушения, гигантское разграбление страны и народа с потерями населения и обрушением экономики. Так и хочется сказать этим реформаторам лавровское «дебилы б.». Но вся эта катавасия с криминальным созданием крупной компрадорской буржуазии, с бандитскими разборками, не менее криминальной конкуренцией, увы, не принесла развития ни производства, ни технологий, ни улучшения уровня жизни до «европейского». Напротив, прямо по описанной основоположниками коммунистической партии технологии, мы пришли к резкому обнищанию подавляющего числа людей и обогащению кучки захапистых мародёров.

    И так, построение коммунистического общества с ликвидацией частной собственности – невесёлый тупик. Капитализм – ещё более страшное, несправедливое и античеловеческое общество. Как быть? «Белые придут – грабят, красные придут – тоже того... Куда бедному крестьянину податься?» (художественный фильм «Чапаев», крестьянин – артист Чирков)

 

 

 

                                                2.Альтернатива

 

 

    Чтобы избежать звериного оскала капитализма, которого наша страна наелась до отвала в 90-е и даже в нулевые, и, одновременно, не свалиться в коммунистическую химеру, нужно строить социальное государство. Таких государств в мире, после Великой Октябрьской революции в России, напугавшей капиталистов всех стран, стало плодиться множество. Некоторые вообще называют это социализмом – шведским, финским, французским, немецким, кубинским, венесуэльским, китайским, вьетнамским… На любой вкус и цвет. Судя по последним изменениям в нашу Конституцию, мы пытаемся построить что-то вроде своего социального государства с российским колоритом. Будет ли этому сопротивляться наша, созданная из мародёров 90-х, буржуазия? Конечно будет, а ещё больше будет этому сопротивляться транснациональная мировая олигархия, тут вам и Маркс, и Энгельс, и Ленин в руки они уже давно предсказали интернационализацию капитализма, его глобализацию. А какой капиталист пожелает делиться своими доходами с «нищебродами» добровольно? Какое там социальное государство к лешему?

    Вот тут мы возвращаемся к капиталу, как таковому, к труду и ТОВАРУ. Вернёмся к нашему грузчику на вокзале, который за восьмичасовую смену, таская по одному-двум чемоданам за раз, переносит с перрона до стоянки такси или другого транспорта  порядка тридцати поклаж. Поскольку минимальная цена личностному капиталу грузчика, соответствующая прожиточному минимуму 75 руб. в час, то за смену он произведёт товара-услуги:  t х Ул = Т  (где t-время работы в часах, Ул-удельный личностный капитал рубль/час, Т-товар по затратной стоимости в рублях). Тогда 8часов×75рубль/час=600рублей. Значит переноска одной поклажи (30 за смену) будет стоить 20 рублей. При ситуации, когда грузчиков не хватает, они могут поднять цену своей услуги и до 40 рублей и больше (рынок же), но тут дело может упереться в платёжеспособность пассажиров с одной стороны, а с другой появление большего числа грузчиков. Тогда цена, в результате конкуренции, станет меньше затратной, и часть грузчиков уйдёт с убыточной работы, вернув цену на переноску поклажи к приемлемому уровню. Так работает рынок.

    Теперь к нашему грузчику приходит владелец тележки для перевоза поклажи, на которую можно погрузить до десяти поклаж, всего за смену получается перевезти 100 чемоданов, баулов, сумок… Но теперь в работе участвуют два капитала – сам грузчик и телега стоимостью 20 тысяч рублей. Она, при той же интенсивности работы, что и сам грузчик, 40 часов в неделю, выработает свой ресурс за год, примерно за 2.000 часов. Следовательно, удельный капитал тележки (Ук) – 10 рублей/час. Считаем затратную стоимость получения товара по той же формуле:                 t х (Ул+Ук) = Т , конкретизируем: 8час×(75+10)руб/час=680руб. Учитывая 100 поклаж, перевезённых за смену, себестоимость одной составит 6 рублей 80 копеек. Теперь грузчику и владельцу тележки можно демпинговать, снизив цену услуги для потребителя, к примеру, до 15 рублей за поклажу. Чистая прибыль за смену составит: 1500 руб.- 680 руб.= 820 рублей. Как она должна распределяться между владельцами капитала? Правильно – от количества вложенного капитала каждым участником процесса создания товара (в данном случае товара-услуги). 820 х 600 /680 ≈ 723-53 получает грузчик и 820 х 80 /680 ≈ 96-47 получает владелец тележки.

Таким образом погашая затраты своего капитала в процессе труда вместе с прибылью грузчик получает 600 руб.+ 723-53 руб. = 1323 руб.53 копейки, а владелец телеги: 80 руб.+ 96-47 руб.= 176 руб.47 копеек.

Подробнее об этих формулах использования трудом капитала здесь https://maxpark.com/user/bogomorus/content/3756953 .

Продолжая аналогию с грузчиком, мы можем добавить ещё одного капиталиста, который, например, вложит свои средства в устройство пологих съездов для телеги грузчика, что и облегчит, и ускорит работу (увеличит объём). Тогда мы можем записать формулу получения товара, как умножение времени работы по его производству на СУММУ участвующих в производстве товара удельных капиталов: t х (У1+...+Уn) = Т Но «Т» рассчитан по затратной стоимости, а на рынке он реализуется по стоимости, за которую готов платить потребитель – Тп. Тогда прибыль (или убытки) должны распределяться между всеми капиталами: (Тп-Т) х У1 (У2,У3,..Уn)/(У1+...+Уn). Так что же получается, Маркс не прав, говоря о рабочей силе, как о товаре? Конечно же прав, но точно таким же товаром является и машина, и станок, и здание, предназначенное для производства товара до тех пор, пока они выставлены на продажу. Но как только они все КУПЛЕНЫ, они становятся КАПИТАЛОМ. Этот капитал, собранный вместе для умножения на ТРУД, и получает ТОВАР. Так что никакого волшебства с товаром «рабочая сила» не происходит, просто, когда он приступает к работе вместе с другими капиталами, этот товар ТАКЖЕ становится КАПИТАЛОМ, как и другие средства производства.

Конечно же, на современном предприятии, где стоит множество дорогостоящего высокотехнологичного оборудования, а работает всего несколько сот человек, доля удельного человеческого капитала в сумме всех капиталов, участвующих в производстве товара будет значительно меньше, несмотря на куда более высокую стоимость той рабочей силы  с высоким интеллектуальным и профессиональным капиталом. Тем не менее, этот личностный капитал, если его признать капиталом, а не бессловесным купленным рабом, получает право вместе с другими капиталами (акционерами) участвовать в управлении предприятием и распределении его прибыли, а также, разумеется, нести ответственность за его убытки.

Неплохой идеал? Но мы-то с вами тёртые калачи и знаем, что в реальной жизни всё строится совсем по-другому. В реальной жизни владелец тележки (средства производства товара-услуги) привозит её на вокзал, подзывает грузчика и спрашивает:

- На тележке работать будешь?

- Буду.

- Тогда Я ТЕБЯ НАНИМАЮ грузчиком на эту тележку, ты за смену перевозишь сто поклаж по 15 рублей за каждую. Вечером отдаёшь мне выручку 1500 рублей, а я плачу тебе 600 рублей за смену.

Всё, вся прибыль (1500 руб.выручки минус 600 руб. зарплаты, минус 80 рублей амортизационных накоплений) в размере 820 рублей достаётся исключительно владельцу капитала СРЕДСТВА производства. Грузчику остаётся только попробовать перевозить больше ста поклаж в смену, пробовать работать больше 40 часов в неделю (обманывая капиталиста средства производства, изнашивая тележку интенсивнее) и рассчитывать на «чаевые» от клиентов. Вот тут, не углубляясь в превращение товара «рабочая сила», как и других товаров, в капитал, Маркс в своём «Капитале» залез в такие дебри философского осмысления получения товара, что, выбираясь из них, не придумал ничего лучше, как создать «волшебный товар». Этой теорией он ЗАКОНСЕРВИРОВАЛ право собственника тележки распоряжаться прибылью, надеясь, что обобществление этой собственности (тележки) решит все проблемы. Естественно, что из такой «теории» путного получиться ничего не могло.

Кстати, химики тоже долгое время пытались систематизировать химические элементы и химические процессы, но все эти теории не проходили проверку практикой, и только периодическая система элементов Менделеева, позволила не только объяснить многие химические процессы в дальнейшем, но и ПРАВИЛЬНО предсказать появление новых элементов, ещё не открытых к тому времени. Увы, «Капитал» Маркса, как и коммунистическая теория её отцов основателей, оказались явно ошибочными. Они не сумели ПРАВИЛЬНО систематизировать экономические и общественные процессы, поэтому прогнозы их теории во многом не оправдались.

 

 

                        3. У России большие преимущества в развитии перед другими странами.

 

В отличии от западного общества, впитавшего в себя основополагающие нормы римского права СОБСТВЕННОСТИ на землю, людей, строения…, товар, превратившего это право в священную корову, на Руси и впоследствии в России собственность никогда не была чем-то священным. Сам термин «собственность» в юридическую практику в России был введён только обрусевшей европейкой Екатериной II. До этого использовалось понятие «владение». Чтобы представить разницу, приведу пример, незнакомый нынешним поколениям нашего народа, получения от государства квартиры советскими гражданами. Квартиры граждане получали во ВЛАДЕНИЕ. Юридически они принадлежали государству, но находились в полном владении и пользовании граждан, получивших на это ордер на вселение. Выселить гражданина из такой квартиры без его желания было практически невозможно. Надо было ему сильно много чего для этого натворить противозаконного. Впрочем, и из собственного дома или выкупленной кооперативной квартиры, построенных на личные сбережения граждан, а значит имевших статус частной собственности, тоже можно было гражданина выселить, а собственность конфисковать при очень серьёзных нарушениях уголовного кодекса.

Таким же образом и самые мощные владельцы (позже собственники) своих поместий, дворянское сословие, в России традиционно не было защищено от его конфискации. Один из моих дальних предков граф Заблотский-Десятовский за участие в очередном восстании польской шляхты против России был лишён поместий (Десятовских) и сослан на территорию нынешней Украины, оставшись безземельным графом Заблотским (при этом, к его счастью, дворянства, как Чернышевского, не лишили), вынужденным после этого зарабатывать на жизнь СЛУЖЕНИЕМ России. Здесь https://bogomorus.mirtesen.ru/blog/43938706229/Sootnoshenie-russkoy-samobyitnosti-i-estestvennyih-zakonov-razvi?utm_referrer=mirtesen.ru я писал об этой особенности русской цивилизации. Может поэтому так легко коммунистическая идея ликвидации частной собственности была принята и поддержана большинством народа России, когда большевики взяли власть в стране, ибо, повторюсь, в России, в отличие от Запада, никогда в традиции не было священности частной собственности.

В русском народе, как и в других народах, спаявшихся с ним в одном государстве, благодаря особенностям его развития выработались некоторые отличительные от европейцев ментальные черты. За них нас не жаловали ни Маркс, ни, склонный к расизму, Энгельс, ни прочие европейцы, которые называли русских варварами, дикарями, НЕЦИВИЛИЗОВАННЫМИ. Вот как об этом пишет Ф.Ф.Нестеров в книге «Связь времён»: «Уинстон Черчилль находил, что русские всегда грешили идолопоклонством по отношению к своему государству. Слова эти весьма характерны для англичанина, гордого своей Великой хартией вольностей, привыкшего смотреть на государство как на «Commonwealth», как на средство «всеобщего благосостояния», как на своего рода компанию, за которую её пайщики несут всего лишь ограниченную ответственность. И его можно понять: никогда со времён Вильгельма Завоевателя островное королевство не подвергалось иностранному вторжению, никогда Темза не бывала запружена трупами лондонцев и никогда страна не испытывала тех ужасов войны, которые пережила русская земля».

Очень точно сказано. Это во многом объясняет возникновение североамериканских штатов – надоела, разонравилась английским поселенцам эта их «компания», взяли и покинули её, создали свою – США.

Получается, что вместо священности частной собственности у русских сформировалось некое священное отношение к своему государству? И так, и не так, ибо не рушили бы его двумя смутами за один только 20-й век, но и не восстанавливали бы, опомнившись, каждый раз с великим напряжением.

Возвращаясь к частнособственническому производству, к управлению которым наравне с другими будет допущен личностный капитал работника, болезнь конкурентного производства (скатывание к бандитской конкуренции, использование лживой рекламы, сваливание в кризис перепроизводства с сокращением рабочих мест, банкротством предприятий…) станет более прозрачной, менее острой, но не исчезнет совсем. Вот купировать эту болезнь, не дать ей отравлять весь организм должно общество. И тут мы опять подходим к мечтаниям классиков коммунизма об уничтожении государства, этой чуши, которая прямо ведёт к деградации, а в конечном результате ликвидации и общества, и человека. Ибо ГОСУДАРСТВО – это ФОРМА существования общества. Можно менять, перестраивать, перекрашивать эту форму, но ликвидировать её значит лишить общество самого существования. Вот что говорит о государстве кандидат в государи Волжской России (роман «Сотворение Волжской России») на встрече с избирателями: «Но есть и другая часть общества, которая трудится в некоммерческих организациях и в самой мощной из них — государственном аппарате. Это чиновники всех уровней от министров до уборщиц в госучреждениях, суды, милиция, армия, здравоохранение, образование, культура… Это та часть общества, которая поддерживает в нём установленный порядок, защищает его, обеспечивает культурную и нравственную преемственность поколений. Но делает это не на коммерческой основе, а на бюджетные средства, собранные всем обществом. Ещё с первобытных времён общины, которые строили свою социальную лестницу не по трудовому вкладу, а по степени близости к вершине власти в виде вождя-сеньора-хана-князя, назывались ранжирными. Поэтому в государственных органах служба строится на тех же ранжирных принципах. Тем не менее, в современном демократическом обществе чиновники на ключевые должности госуправления избираются всем обществом, и всем обществом, его представителями в законодательных собраниях, определяется и порядок вознаграждения за службу обществу в госорганах. Вот в этом демократическом принципе формирования государственной власти и кроется решение проблемы взаимодействия в одном обществе его стратифицированной и ранжирной частей»

Таким образом, общество разделяется на две группы людей: первая - стратифицированная, КОМЕРЧЕСКАЯ, зарабатывающая на жизнь производством и реализацией товаров, вторая – ранжирная, СЛУЖИВАЯ, выполняющая обязанности по сохранению и защиты общества, сохранению и защите нравственных и моральных устоев, сплачивающих общество. Эта вторая существует в качестве некоммерческой организации за счёт налогов и других отчислений коммерческой части общества.

Здесь-то как раз и кроется проблема создания государственных управленцев, не завязанных на коммерческие интересы отдельных конкурирующих коммерческих групп. Проблема эта решаема (по крайней мере в романе «Сотворение Волжской России» это удалось) и тогда, если учесть исторически сложившееся наше, по словам Черчиля, «идолопоклонство» по отношению к своему государству, то имеется существенная надежда на то, что оно, государство наше, наделённое нами традиционной силой, а также опытом всей российской истории, сумеет обуздать агрессию частного производителя товара. Иначе, получив либеральную свободу, этот капитал наполнит общество всеми своими негативными проявлениями, отмеченными классиками марксизма-ленинизма, которых мы хлебнули полной ложкой за два десятка лет, начиная с перестройки. Заставить капитал работать на РАЗВИТИЕ, а не на разрушение общества, задача вполне решаемая для сильного государства Россия.

 

Р. Богомолов.

Картина дня

))}
Loading...
наверх