Фантазии о будущем.

5 подписчиков

Дорога к коммунизму и её ухабы

    

     Продолжая тему, поднятую в "Философии политэкономической справедливости" https://ridero.ru/books/filosofiya_politekonomicheskoi_sprav... , необходимо остановится на стратегии общественного развития. Об этом в этой статье.

                               От коммунизма к капитализму.

      Жили-были в славной, передовой, наглой и агрессивной Европе XIX-го века два европейца – Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Как каждый истинный европеец оба они были расистами, считавшими всё население Земли, кроме народов романо-германского мира (Англия, Франция, Германия…), отсталым, недоразвитым, варварским и диким. Одним словом – недолюдьми. А потому человеческой цивилизацией, её законами развития, её историей, генеральным путём её движения к светлому будущему (коммунизму) признавали только путь этой европейской цивилизации.

       Энгельс, в своей великолепной работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства», при всём, даже этим расистом отмеченном, разнообразии становления этих общественных институтов, всё-таки вывел генеральную линию движения общества от первобытной коммунистической общины к непременному капитализму с не менее непременным рабовладением, а потом и феодализмом по дороге.

     Рассмотрим эти формации по отдельности. Коммунистическая община имела вроде бы всё вполне общее, но даже в ней каждый индивидуум, соорудивший СЕБЕ копьё с каменным или костяным наконечником, уже предпочитал пользоваться им самому в коллективной даже охоте. То есть, с обобществлением средств производства (копий, например) в первобытной коммунистической общине уже непременно возникали напряги, а уже делёж добычи, особенно весьма обильной, привёл к расслоению общины, к неравенству в присвоению общего продукта внутри общины, к подавлению самыми захапистыми всех остальных и к превращению подавленных в рабов этих захапистых. Возникло государство, охраняющее теперь это социальное расслоение.

     Параллельно происходит разделение труда как внутри общины, так и между общинами, что приводит к повышению производительности труда и сосредоточению у самых захапистых всё большего прибавочного продута, создаваемому ВСЕМ обществом. Это разделение труда приводит к возникновению ОБМЕНА товарами между производителями определённой части необходимого человеку продукта, на другой продукт.

     Дальнейшее развитие общества приводит к концентрации главного производственного капитала тогдашнего общества – земли, которая прежде находилась в общинной, общественной собственности (владении), в частные руки феодалов. Но этот капитал (земля) не способен производить НИЧЕГО без соединения в труде с другими капиталами, и в первую очередь с крестьянским, личностным, человеческим капиталом. Тогда-то раб получает некоторую свободу и право иметь свою семью, свой дом, свой урожай и достаток за ОБЯЗАННОСТЬ работы на земле феодала, выращивая для него товар.

     Дальнейшее разделения труда с повышением его производительности и связанные с ним рост городов, развитие ремёсел и торговли в конечном итоге ликвидировали остатки рабства, которые тормозили дальнейшее экономическое и технологическое развитие общества. Его величество капитализм сменил государства диктатуры рабовладельцев и феодалов на государство диктатуры крупных денежных и материальных собственников. Теперь каждый человек, будучи лично свободным юридически, на самом деле попадал в рабскую зависимость от денежных средств. ЗОЛОТОЙ ТЕЛЕЦ постепенно всё больше заменял собой прежние религиозные и нравственные нормы. Капитализм выращивал личную СВОБОДУ, реально зависящую исключительно от возможностей кошелька личности. Но, как и прежде, государство изначально строилось для сильных мира сего, для защиты их СВОБОДЫ. Поэтому, если прежде оно игнорировало интересы раба  или крепостного, то теперь государство точно также игнорировало интересы пролетария, возможность защиты его существования.

 

     Таковы общие черты развития человеческого общества, выстроенного по классовой научной теории, именуемой марксизмом (истматом – историческим материализмом). Кого интересуют подробности, почитайте упомянутую здесь работу Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», другие работы основоположников этой теории. Я же хочу отметить, что, начиная с первобытной стадии коммунистической общины, в этой общине уже зародилась и личная собственность (орудия труда, одежда, обувь), и расслоение по количеству и качеству потребления общего продукта, и первые обмены продуктами труда членов общины (торговля), и принуждение конкретного индивидуума к трудовым обязанностям на благо общины или уже конкретно её вождя (рабский труд), и многое другое, что получало развитие по мере изменения технологий и увеличениия производительности труда в обществе. То есть, рабовладельческое общество оставляло внутри себя часть общинного коммунизма, одновременно зарождая элементы феодализма и капитализма. Точно также и феодализм, и капитализм оставляли внутри себя элементы и коммунизма, и рабовладения. Таким образом, получается, что даже в чистом, рафинированном капиталистическом обществе, если приглядеться, можно обнаружить элементы и всех предыдущих формаций. Это как по старой поговорке: «Поскреби русского, непременно отыщешь там и татарина», - так и поскреби капитализм, непременно найдёшь там и рабовладение, и феодализм, да и коммунизм.

 

                   Возвращение из капитализма в коммунизм

      Теперь, следуя ЛОГИКЕ, если мы (вместе с марксистами) считаем, что после капитализма нет никакой другой дороги развития человечества, как возвращение к коммунизму, правда на новом технологическом уровне производства, то тогда надо в обратном порядке проходить через феодализм и рабовладение, прежде чем достигнем желаемого коммунистического обобществления всего и вся. Это если следовать ЛОГИКЕ, но, как выясняется, этот предмет как-то не дался коммунистам. Хотя, как революционеры, они уловили логику изменений общественных формаций через революции, а значит и коммунизм следовало, по их представлению, достичь революционным путём. Для этого надо было заменить диктатуру буржуазии в обществе на диктатуру пролетариата, естественно революционным путём, потому что история не знает случаев, когда один диктатор мирно передаёт власть другому, а уж тем более целый класс финансы и капиталы имущих согласился бы уступить власть другому классу, который «был ничем».

     Большевикам во главе с Лениным это удалось в октябре 1917-го года в России. Страна, которую, освободив от царя, либералы запустили в развал, уже через полгода после отречения Николая II была беременна хоть какой-то диктатурой, способной вернуть порядок в стране и дисциплину в армии. Корнилову в августе не удалось, зато большевики исхитрились. Жёстким, кровавым террором, моральной и физической ликвидацией всякой оппозиции, всех несогласных, большевикам не только удалось сохранить свою власть, но и обуздать всю страну, собрав большую её часть под себя. И тут началось самое страшное для большевиков-марксистов. Уже к концу 20-го года оказалось, что полное обобществление капиталов, национализация всего и вся, как мечталось в теории основоположниками «научного» марксистского коммунизма «в общественных интересах» (Ф.Энгельс – «Принципы коммунизма»), вместо улучшения жизни народа привело к разрухе, восстаниям крестьян, движению рабочих за Советы без коммунистов. Пока ещё большевикам удавалось усилением репрессий подавлять всё чаще вспыхивающие протесты, но остановить скатывание страны в экономический коллапс, опираясь на марксистскую теорию, оказалось невозможно.

     Гений Ленина, фактически определяющий всю политику партии, столкнулся с полным диссонансом намеченных целей революции и реальным всеобщим провалом этих целей. Во-первых, мировая революция сдохла едва начавшись в Венгрии и на русские деньги в Германии. Французские и английские рабочие продолжали лихо мочить немецких, итальянских, австрийских без зазрения совести и вопреки утверждению коммунистов, что у рабочих нет отечества. Кстати, во-вторых, ещё один провал в фундаменте русофоба Ленина - победить интервенцию 14-ти государств и поддерживаемых ими разрозненных белых армий помогли русские офицеры, большинством вставшие за большевиков после того, как те воззвали к народу: «Социалистическое Отечество в опасности!». Социалистическое, несоциалистическое – дело десятое, но то, что ОТЕЧЕСТВО надо спасать, это понятно и ЕСТЕСТВЕННО, в том числе и для рабочих, которые, как к своему неудовольствию убедился Ленин, отечество всё же имеют, ВОПРЕКИ утверждению «Манифеста коммунистической партии». И, наконец, в третьих, то о чём уже говорилось выше, наступивший экономический коллапс вместо процветания, к которому привела тотальная национализация промышленности и труда крестьян путём продразвёрстки.

     Первое, что приходит на ум всякому диктатору, который потерпел провал в своих целях, это то, что народ ему достался не тот. Так, например, жаловался на немцев, недостойных национал-социализма, перед гибелью Гитлер. Ленин тоже приписывал неудачу своего марксистского коммунистического проекта русскому народу, который этого проекта не достоин, ибо «в основном талантливого, но ленивого ума». Но и десятки тысяч еврейских, латышских и прочих, в том числе и заграничных, интернациональных революционеров и революционерок «неленивого ума», брошенных комиссарами в части Красной армии, Ревкомы, Ревтрибуналы, Наркоматы не смогли изменить ситуацию. Можно было, конечно, как мечтал Троцкий, уничтожить 9/10 русского народа, чтобы оставшихся всё же довести до коммунизма, но это уж совсем слишком утопично. Вот находясь в таком стрессовом состоянии, когда не срасталась ни одна идеологема, служению которым Ленин отдал всю свою жизнь, он пришёл выступить на 3-ем съезде комсомола. По воспоминаниям делегатов того съезда Ленин ходил туда-сюда по сцене и говорил, как бы рассуждая сам с собой. Микрофонов тогда не было, и чтобы расслышать, что там говорил Владимир Ильич со сцены, делегаты старались не то что не шевелиться, но и дышать через раз. Эти рассуждения Ленина со сцены перед коммунистической молодёжью, которые назвали РЕЧЬЮ, при всех повторах, перескакиванию с одного на другое, содержали главный посыл, главный призыв к молодёжи – УЧИТСЯ, чтобы разобраться в жизни, в системе её правильной организации, обеспечить будущие успехи в строительстве коммунизма. Но вот для этого, оказывается, нужны не марксистские теории («Если бы только изучение коммунизма заключалось в усвоении того, что изложено в коммунистических трудах, книжках и брошюрах, то тогда слишком легко мы могли бы получить коммунистических начетчиков или хвастунов»), а овладение знаниями, накопленными ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ. И, тем не менее, в завершении этого монолога Владимир Ильич всё же вернулся к главному призыву к этой молодёжи – учиться коммунизму, воспитывая себя коммунистом: «Быть членами Союза молодежи - значит вести дело так, чтобы отдавать свою работу, свои силы на общее дело. Вот в этом состоит коммунистическое воспитание. Только в такой работе превращается молодой человек или девушка в настоящего коммуниста. Только в том случае, если они этой работой сумеют достигнуть практических успехов, они становятся коммунистами

     И так, к концу третьего года правления страной Ленин пришёл к окончательному выводу, что построение коммунистического общества по лекалам марксизма НЕВОЗМОЖНО, ибо народ не тот, а воспитать нового человека ОБОБЩЕСТВЛЁННОГО (коммунистического), для которого личный интерес ничто, а общественный всё, дело долгое и хлопотное. А пока надо бы отступить, оглядеться, начать восстанавливать экономику на ЛИЧНОМ интересе граждан, на котором она зиждилась тысячи лет.

     Надо сказать, что против этого отступления было немало соратников Ленина. Троцкий вообще предлагал ВСЁ население, ВЕСЬ народ, как предлагалось в «Манифесте коммунистической партии» 1848 года, согнать в трудовые армии, чтобы пахать, сеять, восстанавливать производство всего и вся… Однако, нарастающие восстания крестьян, выступления рабочих, надвигающийся страшный голод и Кронштадтское восстание, положили конец этим спорам, и, спасая свою зашатавшуюся, несмотря на репрессии, власть, большевики пошли на попятную – установили НЭП.

     Вспоминается старый советский анекдот, времён позднего Брежнева:

Умирает Леонид Ильич, и ведёт его святой Пётр по то ли раю, то ли аду. Вот он видит кабинет, написано: «ТК Маркс», дальше ещё кабинет с надписью: «ТК Ленин», потом третий кабинет – «ТК Сталин», на четвёртом – «ТК Хрущёв». Подводит его Пётр к кабинету с надписью «ТК Брежнев».

- Тебе, - говорит, - сюда.

- Постой, - спрашивает Брежнев, - а что означает на всех кабинетах ТК?

- Везде по-разному, - отвечает Пётр, - у Маркса ТК – теоретик коммунизма, у Ленина – творец коммунизма, у Сталина - тиран коммунизма, у Хрущёва – тля кукурузная, а у тебя – тупик коммунизма.

     При всей мудрости народной, я бы попробовал расставить реальные приоритеты каждого вождя страны Советов и партийных элит, на которые они опирались. И так, Ленин, как мы уже говорили выше, поставил главной задачей воспитание (создание) совершенно нового человека, человека коммунистического общества, человека обобществлённого, иначе рушились все марксистские теории светлого коммунистического общества. А пока он будет создаваться, пока сменятся несколько поколений, уносящих с собой в могилу «пережитки прошлого», придётся использовать капиталистические рыночные инструменты, опирающиеся на личный интерес человека в труде на СВОЁ благо. То с какой энергией приступили к созданию этого нового человека большевики рассказано во многих произведениях. Например, в романе Прилепина «Обитель» или в «Педагогической поэме» Макаренко…

     Всё это уже произрастало под руководством Сталина и доставшейся ему ленинской команды. Тем не менее, Сталин выступил как великий творец и ПРАКТИК движения общества к коммунизму. По сути именно Сталин ввёл в общественную жизнь то, что предусматривала ЛОГИКА возврата к коммунизму от капитализма – элементы крепостничества-феодализма, рабовладения, сохраняя остатки капиталистической рыночной экономики, построенной на личном интересе.

     В частности, постепенно ужесточая ответственность за нарушение дисциплины, Указом ПВС СССР от 26 июня 1940 года была отменена норма об увольнении работника по собственному желанию (вот тебе бабушка и Юрьев день). Фактически работники предприятий становились на них крепостными. То же происходило и в колхозах, совхозах. Кроме того использовался фактически рабский труд заключённых, которых в разныё годы в трудовых лагерях было от 0,5 до 1,5 миллионов человек.

     И при всём при этом сохранялся и частный сектор экономики – различные промышленные и промысловые кооперативы, артели давали до 7% ВВП государства, обеспечивая львиную долю товаров народного потребления в стране. А кроме того существовало большое количество индивидуальных работников сферы обслуживания (портные, сапожники, шорники, точильщики, собиратели вторсырья…). Вот во всём этом, используя все формы привлечения граждан к труду (экономические, личный интерес, и прямое принуждение) экономика СССР развивалась действительно бешенными темпами. Поскольку Сталин и сохранившиеся в его окружении старые партийные кадры прекрасно помнили, в какой коллапс свалила страну в 17-м марксистская теория построения коммунизма, то они предпочитали строить коммунизм без этой теории, двигаясь наощуп, набивая себе и стране кровавые шишки, но, по крайней мере, ближе к реальной логике процесса. Более того, Сталин посмел покуситься на святое – марксистскую теорию построения коммунизма, учредив комиссию по выработке новой экономической теории, построенной на уже наработанном опыте ПРАКТИЧЕСКОГО управления экономикой страны.

     После смерти Сталина власть захватил Хрущёв и ему подобные начётчики. Этот свинопас, осваивающий марксистско-ленинские теоретические положения по трудам классиков, проявил себя вполне упорным и преданным марксистом. В результате выдвинулся в номенклатурно-феодальную касту, управляющую страной. В эти феодалы, да ещё и в высшую «аристократию» можно было попасть, освоив работы Маркса, Энгельса, Ленина (чем больше, тем лучше), чтобы вовремя и умело вставлять, где надо, их цитаты, умея трудиться не покладая рук и проявляя преданность вышестоящему «сеньору». Все эти качества энергичный Хрущёв проявлял в полном объёме, потому и попал в высший круг руководства партией и страной. Когда же сменил на вершине партийного самодержавия самого Сталина, то избавился от сталинских соратников, подтянув в команду себе таких же молодых и рьяных марксистов-ленинцев. Вот тогда-то, отбросив практику набивших шишки себе и стране старых большевиков, эти начётчики вновь решили строить коммунизм на той основе, на которой обжёгся Ленин, то есть тотальным обобществлением всего и вся, ликвидацией всякой частной инициативы и частного интереса в экономике страны. Была ликвидирована промкооперация с национализацией имущества всех кооперативов, загнаны в подполье частные услуги. Но ни Госплан, ни создаваемые государственные комбинаты бытового обслуживания не смогли заменить рыночные механизмы частных предприятий и предпринимателей.

     В 1956-м году было отменено «крепостное право», работники получили больше прав и свобод, отменён и рабский труд ГУЛАГа. То есть благостная марксистская теоретическая утопия о свободном труде свободного человека, который вдруг сразу всё поднимет  на обобществлённом производстве, заученная этими начётчиками, пошла в практику государства. Таким образом Хрущёв со товарищи отвергли-разрушили сталинские методы развития страны и движения к коммунизму, вернувшись к обанкротившемуся ещё в первые годы большевистской власти марксистскому методу управления экономикой. В результате темпы развития экономики начали снижаться. Брежнев, сменивший Хрущёва, но не сменивший в основном его методы, тоже не смог вернуть сталинских темпов экономического развития. Более того, экономика скатывалась к стагнированию. Продолжение ленинского курса вело вообще всю экономику к коллапсу. Попытки Косыгина так или иначе задействовать в экономике личный интерес работников, наталкивались на яростное сопротивление идеологии того самого марксистско-ленинского курса. С одной стороны, в структурах номенклатурного феодального класса была сильна эта самая марксистско-ленинская идеологическая догматика, а с другой, подрастало новое поколение номенклатурных феодалов.

     Средневековые потомки первых феодалов, получавших землю за служение сеньору, становились собственниками этих земель по праву наследования без особой оглядки на сеньора, который уже тяготил своими хотелками вассалов, толкая их на революцию против него. Тоже произошло и с частью советской номенклатуры, которая, глядя на западных коллег, тоже захотела приобщиться к конвертации своего высокого положения в обществе в собственность, стабильную свободу действий и неоспоримое личное обогащение, независящее от недовольства вышестоящего «сеньора». Этому мешала марксистско-ленинская идеология, которая всё больше дискредитировала себя экономическим застоем, приближающим коллапс. Но и успехи сталинской экономики, построенной на жёсткой ответственности каждого номенклатурного феодала за порученное дело, когда либо грудь в крестах, либо голова в кустах, тоже не грели душу новых представителей номенклатурного класса. Они-то и вознамерились свергнуть обанкротившуюся идеологию и её защитников, чтобы самим стать «новыми русскими». Так и сгинул СССР путём прямой контрреволюции, осуществлённой частью своего феодального класса, ввергнувшего общество в капитализм дичайшего уровня.

                               

                                  И что теперь?

     Помниться во время моей учёбы в Хабаровском отделении Всесоюзного юридического заочного института (ВЮЗИ) один преподаватель, по поводу вспыхнувшей дискуссии о переходе из развитого социализма в коммунизм, выдал интересный факт. В стране, где масса научных сотрудников трудилась в различных институтах, высших партийных школах, институте марксизма-ленинизма,.. было написано и защищено множество докторских, а ещё больше кандидатских диссертаций о переходе от капиталистического государства к государству диктатуры пролетариата, к социализму из феодализма, минуя капитализм, из социализма в развитый социализм… Но НИ ОДНОЙ научной работы по переходу из социализма (хотя бы развитого) в коммунизм.

     Тем не менее, не смотря на то, что никакой НАУЧНОЙ теории переходного периода разработано не было, продолжатели марксистско-ленинских мечтателей ТОЧНО знали, как коммунизм выглядит. Это они и записали в учебник по научному коммунизму, который штудировали и сдавали на экзамене ВСЕ студенты ВСЕХ специальностей ВСЕГО СССР:

«Коммунизм — это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производительные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источник общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип «от каждого —по способностям, каждому —по потребностям». Коммунизм— это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа».

     Останавливаться на разборе этой утопии я не вижу смысла, ибо человек был, есть и всегда будет существом, которому чего-то не хватает. Как только он будет ПОЛНОСТЬЮ удовлетворён ВСЕМИ своими потребностями, наступает его духовная смерть, которая тихо-мирно СУИЦИДНО призывает и смерть физическую. Имея машину, человек захочет самолёт, заимев самолёт, захочет космический корабль… То есть человек жив, пока ему чего-то не хватает, пока есть к чему стремиться. И, тем не менее, даю коммунистам, да и прочим левым политикам, околополитикам и сочувствующим НАВОДКУ – забудьте этот марксистско-ленинский «научный» коммунизм, как дурной сон. Давайте реально посмотрим на движение к коммунизму от капитализма через феодализм и рабовладение.

     И так, капитализм в чистом виде.

     У меня недостаточно сведений по мелким государствам, где это общество вообще без каких либо социальных гарантий полностью отдано на откуп индивидуальной инициативе конкретного гражданина, который позволяет себе всё, что угодно, в том числе и любые гнусности и преступления в зависимости от имеющихся у него финансов. Но из наиболее известных и крупных государств в этом «чистом» капиталистическом ряду, это конечно США. Там практически ВСЁ платное – образование, медицинское обслуживание, ЖКХ, транспорт, развлечения, участие в политике и т.д. За всё человек должен платить САМ, индивидуально, а для этого должен много работать или зарабатывать собственным бизнесом. В США практически нет или очень, очень мало социальных программ, где за человека платит общество (государство). Самая, пожалуй, крупная из них – бесплатное школьное образование.

     Есть ли в США элементы феодализма? Конечно есть. Все эти губернаторы штатов, мэры городов и посёлков, шерифы, судьи – одним словом избираемая и назначаемая сверху власть на определённой территории. Эта власть весьма слабая, поскольку в СВОБОДНОМ капиталистическом обществе не власть, а кошелёк реально способен человека к чему-либо принудить. НО за взятки (лоббирование) она может кого-то принудить к каким-то действиям, а кому-то представить преференции в пределах закона, а то и в его обход.

     Есть ли в США элементы рабовладения? Конечно есть, например, частные тюрьмы, где заключённого заставляют работать фактически бесплатно, за еду и матрас на нарах.

     Есть ли элементы коммунизма? И то же есть. Многочисленные благотворительные фонды поддержки бесплатным питанием бомжей, безработных, социально неустроенных людей. Волонтёры, добровольно помогающие этим благотворительным НКО, члены некоторых общин, как правило религиозных, поддерживающие своих соседей, граждан их общины-поселения.

     Всё это есть, но именно преобладающая идеология индивидуализма и эгоистической свободы накопления материального и финансового капитала, делает это общество КАПИТАЛИСТИЧЕСКИМ в своей основе, в подавляющем, по сравнению с другими формами, преимуществе именно этой, капиталистической формы финансового либерализма.

     Чтобы из такого вот самого капиталистического капитализма перейти в феодализм, предлагаю вспомнить – кто такой феодал из известного нам средневековья? А это опора государственного управления. Он ведь землю изначально не за красивые глазки получал, а за то, что взялся выполнять поручение сеньора по защите подвластной тому территории, сбору дани (налога) с населения на своём и не только феоде, осуществлять полицейские, судебные и прочие функции управления на территории, отданной ему сеньором. Со временем, с разделением труда и среди феодалов, они перестали совмещать такое огромное число функций управления в одних руках. Тем более при дальнейшем развитии современного общества, когда разделение труда достигло небывалой степени, по сути функции управителей земли (государства) основательно перешли в руки государственных служащих, часть из которых, занимающих ключевые должности, уже избираются ВСЕМ народом.

     Таким образом, переход от капитализма к феодализму на современном технологическом уровне выглядит, как усиление в жизни общества РЕГУЛИРУЮЩЕЙ функции государства, связанной с ослаблением либеральной свободы кошелька капиталиста. То есть, хочешь, не хочешь, а возвращаемся к эпохе, когда свобода конкретного буржуа сильно зависела от государства и его управленцев, феодалов. Да собственно не только буржуа, но и всех граждан. Конечно, в новой технологической эпохе и эти «феодалы», управленцы территориями, ОТВЕТСТВЕННЫ перед гражданами, их избирающими, но, тем не менее, именно они определяют ПОРЯДОК жизни и деятельности всех граждан.

     Следующий этап движения к коммунизму – преимущественно рабовладельческое общество. Этот этап несомненно связан с повышением ответственности граждан и ПРИНУЖДЕНИЕМ их к определённому труду. Оно и понятно – общество уже предоставляет гражданину прямо по коммунистически полное удовлетворение его потребностей в образовании, медицинском обслуживании, выборе профессии, страхует его потери от стихийного бедствия, болезни, экономических неурядиц…, но тогда и требует от гражданина выполнения определённых обязанностей, в том числе и трудовых. К примеру – гражданин получил профессиональную подготовку по профессии сварщик, эту его учёбу оплатило государство, значит он ОБЯЗАН отработать по этой профессии там, куда его государство направит, определённое время (год, два, три…) или возместить расходы на его обучение. Кроме того, повышение производительности труда постепенно позволит уменьшить обязательное время работы гражданина с 40-ка часов в неделю, как сейчас, до, например, 10 часов. Но тогда государство может ввести для всех граждан ту самую ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ трудовую повинность, о которой говорилось в коммунистическом «Манифесте» 1848-го года. Получается – как раб общества отработал свои 10 часов в неделю честно и ответственно, а дальше сам решай, чем будешь увлекаться, что творить или вытворять.

     Или другой вариант - человеку в обязанность будет вменено отработать ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ трудовой стаж, к примеру, 10 лет, после которого государство назначает ему небольшую пенсию, обеспечивает минимальным жильём и вперёд - делай что хочешь (в пределах разумного, не криминального) или бездельничай, созерцая бытие...

     И вот это общество, где человек БОЛЬШУЮ часть своего времени будет волен делать, что ему заблагорассудится, да ещё и иметь возможность проявлять свой ЧАСТНЫЙ интерес, и будет похоже на что-то В ОСНОВНОМ коммунистическое, с элементами рабовладения, феодализма и капитализма. Преобладание тех или иных форм организации экономики общества (капитализм, феодализм, рабовладение и коммунизм) с одной стороны зависит от технологического уровня производства, а с другой этот уровень и развивает дальше.

 

     Что же является показателем верности или неверности соотношения всех этих форм в обществе? А экономика. Если общество, исходя из технологического уровня своего развития, установило верное количественное и качественное соотношение этих форм, то темпы роста экономики, возможностей страны и человека будут весьма высокими, если нет, то еле-еле душа в теле, а то и сваливание в коллапс. Примером успешного соотношения является сталинский период СССР и нынешний, постденсяопинский Китай. А примером полного провала, связанного с неверным преобладанием какой-то одной формы, сваливания экономики в коллапс является поздний СССР и сегодняшние США.

 

     Как оно, это коммунистическое общество после достижения своего апогея начнёт выпутываться обратно через рабство и феодализм в либеральный беспредельный капитализм, я не знаю, но скорей всего что-то такое в космической технологической эре снова аукнется. Спираль, тудыть её.

 

                             Богомолов Руслан.

 

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх